Alenka аватар

Женщины с Улицы Роз.

Героини этой истории бесконечно далеки были от открытой борьбы с нацизмом, не были ни активными участниками сопротивления, ни подпольщиками. Они просто жили в городе Берлине – истинные арийки, замужем за евреями – все годы третьего рейха, не желая разводиться со своими неполноценными половинами, не обращая внимания на бесконечное промывание мозгов, на угрозы, на преследования. Им плевали под ноги, их называли расовыми проститутками, предательницами арийской расы, им били окна, на них доносили соседи, их дома обыскивали (потому что дома были помечены звездой давида), их выгоняли с работы, им урезали паёк, с ними не общались от страха за себя их немецкие родные, их регулярно вызывали в гестапо и угрожали, уговаривали, требовали развестись. А их мужья и дети были объявлены врагами рейха, носили желтые звезды давида на груди и угонялись ежедневно на принудительные работы. Но жены-немки за редким исключением остались верны своим еврейским мужьям. Так они жили-не-тужили до 27-го февраля 1943 года .

В субботу 27 февраля 1943 гестапо и СС арестовали около 2000 берлинских евреев из пользовавшихся привилегиями смешанных семей. Они были свезены для готовящейся депортации в здание еврейской общины на Розенштрассе 2-4. Уже в тот же день перед этим домом собрались женщины-немки. Очень многие пришли с детьми. Они требовали освободить их мужей.
Женщины стояли держась за руки перед зданием и скандировали хором «Отпустите наших мужей! Верните нам наших мужей! Отпустите наших мужей! Верните наших мужей! Отпустите наших мужей!!» Сперва их было шестьсот, к вечеру толпа насчитывала тысячи. Кто мог, приводили с собой своих родителей, братьев, сестер и друзей. Прохожие присоединялись к демонстрации, зараженные царившей на Розенштрассе солидарностью. По разным данным в течение недели толпа колебалась от нескольких сотен до шести тысяч демонстрантов. Хор протеста перекрывал шум машин. А, между прочим, еще с 1934 года в Германии были запрещены не только любые демонстрации, не санкционированные властями, но и вообще любые сборища народа за исключением традиционных праздников.
В понедельник, 1-го марта, власти закрыли железнодорожную странцию возле Розенштрассе, но люди приходили пешком. И их количество только увеличивалось. Женщины сменяли друг друга – уходили на работу и снова возвращались сюда. «Отпустите наших мужей! Отпустите наших мужей! Верните наших мужей! Отпустите наших мужей!».

В половине девятого вечера ВВС Великобритании совершили налет на Берлин – самый мощный с начала войны. Первого марта, видите ли, Германия отмечала День Люфтваффе, ну и англичане тоже решили его отметить. За один час было разрушено почти четыре тысячи зданий, в том числе оперный театр и собор святой Хедвиги. Погибли тысяча берлинцев, три тысячи было ранено. В сердце Берлина здание Розенштрассе 2-4 сотрясалось от падающих вокруг бомб. Неподалеку горело крыло штабквартиры Люфтваффе. Еще одна бомба угодила в находившуюся по соседству конюшню королевского дворца. Две тысячи человек внутри – заколочены окна и двери – и их родные снаружи запомнили этот час на всю оставшуюся жизнь.
Той же ночью, после налета, гестапо освободило тех из заключенных, чьи дети были крещены.

Геббельса не было в Берлине до 3-го марта, и он понятия не имел, что толпа разъяренных фрау грозит сорвать ему граффик окончательного решения еврейского вопроса. Гестапо надеялось, что к возвращению начальства женщин удастся или разогнать, или запугать, или они устанут, замерзнут и разойдутся сами. Геббельсу не доложили. К тому времени, когда он вернулся, демонстрация шла на полную катушку.

Несколько раз эсэсовцы наводили на толпу автоматы и кричали «Отойдите, иначе мы будем стрелять!». Женщины в страхе разбегались за угол и по подворотням. Но тут же возвращались. «Отпустите наших мужей! Верните наших мужей! Отпустите наших мужей!» - Розенштрассе не умолкала ни на час.
5-го марта Гестапо задержало десять женщин. Их увели в неизвестном направлении. К вечеру их отпустили, но их товарки ничего не знали о их судьбе весь день. Тогда же автомобиль с четырьмя эсэсовцами подъехал к демонстрантам. Эсэсовцы были вооружены автоматами.Двое эсэсовцев сидели впереди, двое сзади, в черной форме, в стальных касках. Те, что на заднем сидении встали, и в руках у них были автоматы. ‘Очистите улицы, иначе мы будем стрелять!’ – проорали они и автомобиль направился на толпу. Женщины кинулись врассыпную.Хотели спрятаться во дворах соседних домов, но всё было заперто. Гестапо заперло все двери. Люди чуть не затоптали друг друга. Никто не хотел быть застреленным - сначала они должны были освободить своих мужей.
6-го марта в Берлине всё еще продолжались облавы на евреев. В тот же день в Освенцим отправили 25 человек с Розенштрассе. Прошло шесть дней с тех пор, как Шарлотта Исраэль последний раз видела своего мужа и последний раз снимала пальто. Было так холодно, что слезы замерзли у нее на лице. Шестой день она стояла на Роезнштрассе перед зданием, в котором содержался под стражей Юлиус. Тысячи человек стояли с ней плечом к плечу. Присоединялись и те, у кого не было тут никаких родственников. Рассказывает Шарлотта Исраэль: «Наступил кризис. Без предупреждения охрана направила на нас автоматы. Они приказали: ‘Если вы не уйдете сейчас же, мы будем стрелять’. Толпа отпрянула назад, но в этот раз никто не испугался. Теперь мы орали во всё горло: ‘Убийцы! Убийцы! Убийцы! Отпустите наших мужей! Вы убийцы! Убийцы! Убийцы!’. Нам было уже на всё плевать. Мы кричали снова и снова, пока не сорвали голос. Потом я увидела офицера в первом ряду – он отдал какую-то команду. И они убрались. Наступила тишина».

6-го марта Геббельс отдал приказ отпустить из под стражи всех евреев из смешанных семей. 25 человек вернули прямо из Освенцима.

6-го марта 1943 года женщины победили берлинское гестапо. Они вышли на улицу надеясь только на себя. И Пауль Иосиф Геббельс, гауляйтер Берлина, испугался демонстрации нескольких сотен безоружных женщин.

P.S. Чувство, руководившее женщинами, не всегда можно было назвать любовью. Супруги Хайнц и Анна Ульштайн уже несколько лет не жили вместе и собирались официально развестись. Свидетельство о разводе было уже почти готово, однако в последний момент Анна взяла свое заявление назад и тем спасла жизнь Хайнцу. Когда Хайнца забрали в лагерь на Розенштрассе, Анна делала все, чтобы помочь своему бывшему мужу. Они развелись через несколько лет после войны. Хайнц Ульштайн посвятил своей бывшей жене главу из книги воспоминаний. Глава называется: "Германия… Анна, это ты!".

P.P.S. Три дня назад,бродя по берлинским улочкам, я случайно оказалась там, на Розенштрассе. И не обратила бы особого внимания на небольшой памятник во дворе обычного берлинского дома, если бы не венки и свежие цветы вокруг. Историю его появления узнала ,уже вернувшись домой(фото не мое)

Потрясена.

+4