ales аватар

Илот Чик Ру Дирп

Просто в этом году появилась болезнь. Сначала она целый месяц держала мальчишку в кровати. Когда же он тихонько, когда болезнь уснула, вышел во двор поговорить с другом, его друг, его лучший друг рассмеялся. Мальчишка, не выдержав, избил его палкой. С этого дня друг перестал его слушать и прятался, когда мальчишка выходил во двор.

Так как больше слушать его никто не хотел, он начал разговаривать с болезнью. Они гуляли вместе. Болезнь рассказывала ему интересные истории, рассказала однажды и про лестницу. Еще она рассказала про тринадцатую ступеньку этой лестницы.

Только дураки думают, что все лестницы одинаковые. А лестницы делятся на старые и новые, легкие и тяжелые, грязные и чистые. Еще лестницы бывают простые и волшебные. У волшебной лестницы всегда тринадцать ступеней. Кто наступит на тринадцатую ступень - тому не поздоровится. Вот что узнал мальчик.

Считать ступени - это ли не труд, однако теперь он ходил, внимательно смотря под ноги, и каждый раз, когда перед ним оказывалась тринадцатая ступенька, он перескакивал ее.
Во дворе возле подъезда часто играли другие дети, и они смеялись над мальчиком, показывали ему розовые языки. Он в ответ им только улыбался. Откуда эти глупые дети могли знать про лестницу.

Лестница: широкие серые подоконники, голубые джинсы, золотистые косы, голые коленки. Они то обгоняли его, то шли навстречу. Они заходили в подъезд, выходили из подъезда, подъезжали и выходили, заходили и хлопали дверью, сморкались на лестницу.
Иногда проплывали голоса.

«А с кем ты целовалась первый раз?» — «С тобой».

Вечером мальчишка спускался по своей сказочной лестнице, утром же — поднимался.

Спускался он медленно, трудно, хотя, казалось бы, что в этом трудного — спускаться вниз. Ступени на вид были невысокими, но когда он заносил ногу, чтобы шагнуть вниз, под ногой всегда оказывалась невидимая ступенька, ведущая куда-то вверх. Он чувствовал ее, но когда переносил на нее тяжесть своего тела, воздушная ступенька оказывалась пустотой. Он падал, а когда поднимался и оборачивался, сзади была стена.
Тогда он снова делал шаг вниз.

Он шел, и постепенно становилось жарко. В подвалах обычно сыро, холодно, а здесь, наоборот, словно жара сгущалась. Приходилось пробираться сквозь этот вязкий осадок тепла, и все силы отбирало движение. А двигаться было необходимо, потому что жизнь и была движением. А жить было надо, чтобы наступило утро.

Однажды, когда утро долго не наступало, он дошел до самого дна, увидел массу горячо-дышащего желтого тумана. Он помахал перед собой руками, туман разошелся. На дне были люди.

Много-много взрослых, простых и нормальных людей, похожих на тех, что едут в автобусах. Он не удивился им. А они не были ему рады, потому что он не принес им никакой радостной вести.

Мальчик смотрел на них молча, то ли с ужасом, то ли с интересом, и они смотрели на него, будто чего-то ждали.

Тогда он сказал им:

— Чего расселись? Придурки, что-ли?

— Илот Чик Ру Дирп…, — хором ответили они ему.

Мальчишка почесал голову. Потом задал им вопрос:

— А с кем вы целовалась первый раз?

— С тобой…

— Ну, так я и знал, — разочарованно протянул он. И в это мгновение мальчика позвала утренняя заря. Он повернулся и побежал наверх.

0

Комментарии

Адвокат аватар
+2

Илот Чик Ру Дирп

Что ли НЕТ.