Павел Кальченко аватар

Глагола «есть» не существует.

(отрывок из книги М.Холла "51 метапрограмма НЛП")

...E-Prime (English-primed) это английский язык, активизированный за счет отказа от использования семьи пассивных глаголов «to be» (быть) - is, am, are, was, were, be, being, been. Изобретенные Д. Дэвидом Бурлэндом-младшим и популяризированные им и Полом Денниторном Джонстоном в книге «Быть или нет: антология E-Prime» (To Be or Not: An E-Prime Anthology), приемы E-Prime и Е-Choice позволяют людям не попадать в языковые ловушки глагола «есть».
Ловушки глагола «есть»? Да. Альфред Кожибски (Korzybski, 1941/1994) предупредил, что «есть»-идентичности и «есть»-предикации представляют собой две опасные лингвистические и семантические конструкции, которые картографируют ложные заключения. Первая связана с идентичностью — с тем, как мы идентифицирует объект, или с тем, как мы идентифицируем себя, а вторая связана с атрибуцией — с тем, как мы часто проецируем собственный «материал» на других людей или на объекты, не сознавая этого.
Идентичности, как «тождества во всех отношениях», не существует вообще. И не может существовать. На субмикроскопическом уровне все представляет собой «танец электронов», постоянно движущихся, меняющихся и становящихся чем-то. Поэтому ни один объект не может «оставаться тем же», оставаться самим собой. Поэтому ничто не находится (не «есть») в каком бы то ни было статичном, неизменном состоянии. Поскольку ничто не существует как вечное, а постоянно меняется, ничто не «есть» нечто. Использование глагола «есть» — это ошибочное описание, ошибочная оценка и ошибочное картирование реальности. Сказать: «Она — ленива...», «Это — глупое высказывание...» значит неправильно отразить реальность. И Кожибски доказывал, что в итоге идентификация таит в себе неразумность и, в конечном счете, безумие.
Предикация связана с «утверждением» чего-то. Так, например, сказать: «Это полезно», «Это — красный цветок», «Он — по-настоящему глуп!», значит создать языковую структуру, которая подразумевает, что нечто «в пространстве» сдержит эти качества «полезности», «красного цвета» и «глупости». «Есть» предполагает, что подобные вещи существуют независимо от опыта говорящего. Но это не так. Наши описания говорят прежде всего о нашем внутреннем опыте, указывая на наши суждения и ценности. Было бы правильнее, если бы мы сказали: «Я оцениваю то или это как полезное», «Я вижу, что этот цветок красный», «Мне кажется, что он страдает от глупости!»
Утверждения с «есть» вводят в заблуждение, вносят путаницу в логические уровни и незаметно побуждают нас думать, что подобные ценностные суждения «объективно» существуют в окружающем нас мире. Еще одна ошибка. Оценки (полезный, красный, глупый) функционируют как определения и интерпретации в мышлении говорящего.
Глаголы «быть» опасным образом предполагают, что «объекты» (фактические события и процессы) остаются неизменными. Но это не так! Эти глаголы предлагают нам создать ментальные репрезентации фиксированными, в результате чего мы начинаем «бетонировать» мир и жить внутри «замороженной вселенной». Эти глаголы кодируют динамический характер процессов в статичной форме. «Жизнь жестока». «Я не силен в математике».
Не кажутся ли эти утверждения определенными? Абсолютными? Неудивительно, что Бурлэнд назвал глаголы «быть» «божественным модусом». «Факт, что это — плохая работа!» Подобные слова имеют оттенок завершенности, окончательности и независимости от времени. Однако разница между картой и территорией говорит нам, что эти феномены существуют на различных логических уровнях. Использование принципа Е-Рriте (или E-Choice) препятствует соскальзыванию к безосновательным авторитарным утверждениям, которые лишь ограничивают мышление или порождают конфликты.
Если мы путаем язык, который используем для описания реальности (для нашей карты), с реальностью (территорией), тогда мы отождествляем различные вещи. И это ведет к потере разума. Глагола «есть» не существует. «Есть» не имеет референтов. Он не указывает на какой бы то ни было элемент реальности. Он функционирует исключительно как иррациональная конструкция человеческого мышления. Его использование приводит к ошибочным семантическим оценкам. Напротив, письмо, мышление и речь в стиле E-Prime благоприятствует «абстрактному осознанию» (сознательному восприятию) того, что мы вычерчиваем карты окружающего мира, которые по своей сути отличаются от него самого.
Прием E-Prime позволяет нам мыслить и говорить с большей ясностью и точностью, поскольку он вынуждает нас использовать местоимения первого лица. Он сокращает количество глаголов в страдательном залоге («Дело было закончено», «Были допущены ошибки».). Он возвращает говорящих к утверждениям, тем самым контекстуализируя утверждения. Расширяя абстрактное сознание, E-Prime дает нам возможность индексировать язык. Теперь я понимаю, что человек, которого я встретил на прошлой неделе (человек прошлой недели) не равен во всех отношениях человеку, который стоит передо мной сейчас, (человеку этой недели). Поэтому я оказываюсь в состоянии производить важные и ценные разграничения.
E-Choice отличается от E-Prime тем, что в этом случае мы используем глагол «есть» существования (например, «Где ваш офис?» — «Он на углу Седьмой улицы и Очард-авеню), вспомогательный глагол «есть» (например, Не is coming next week — «Он приезжает на следующей неделе.») и «есть» наименования (на¬пример, What is your name? It is Michael. My name is Bob. — «Как ваше имя?» — «Майкл.» — «Меня зовут Боб.») Хотя мы писали эту книгу в E-Prime, но решили начать использовать E-Choice, с тем чтобы избежать избыточного количества многословных фраз, которые мы употребляли в прошлом!
Источник: Hall (1995) «Elevating NLP to E-Prime» (Feb. 1995), Anchor Point.

+3