SL аватар

Фей (огонь)

Глава 1 (огонь)

Поздний августовский вечер был по-осеннему прохладным, утренний дождь давно высох, но воздух оставался свежим и чистым.
Красная, гранитная крошка дорожки «марсова поля» приятно хрустела под ногами, вдали, виднелись черные силуэты людей стоящих вокруг мемориала.
В центре горел вечный огонь, который давно стал символом города как шпиль Петропавловской крепости или Адмиралтейства, и место расположения у него самое… правильное что ли, именно мемориальное, спокойное и умиротворённое.
Странное место, мистическое, огонь завораживает, привлекает людей как мотыльков на пламя свечи.
Вокруг него всегда собираются очень разные люди: и совсем юные, опьяневшие от свободы после выпускных школьных экзаменов или вступительных институтских и алкоголя конечно, и студенты, праздно слоняющиеся весёлыми, шумными, но не очень дружными компаниями. На огонёк заглядывают люди по причине отсутствия дома, или ищущие причины, чтобы домой не идти.
Молодой человек подошёл к огню, и стоящим вокруг него людям, заворожено глядя на чарующее пламя сел на горячий гранит вымощенного монумента. Залез в карман, не глядя, вынул монетку и бросил её в огонь.
Мужчина лет эдак сорока пяти, седой, худощавый, немного взъерошенный и явно немало выпивший, стал говорить:
- Делайте ваши подношения богу войны «Марсу», бросайте вашу мелочь…
Потом он долго говорил про политику, налоги, правительство, шоу бизнес, и в общем про всё то что не было интересно, ни одному из присутствующих. Все его умозаключения были настолько бредовыми и нелепыми, что никто не хотел вступать с ним в споры. У таких людей всегда есть своё мнение на любую проблему и свой взгляд на всё происходящее в этом мире, от реставрации фасадов основных улиц города, до блокады повстанцев в Перу.
Хотя мужчина вел себя вызывающе и крайне нелепо, в этот момент, в этот волшебный вечер, когда сила «марсова поля» изливалась огнём, а сосны немного стонали под тяжестью осеннего туманного неба – он был очень ограничен. Его слова наполняли воздух какой-то силой, смыслом, эмоциями.
Молодые пары стали теснее прижиматься друг к другу, хотя жар от огня припекал их лица, спины холодил осенний влажный ветер с Невы. Они шептались, каждая о своем, глядя на огонь.
Голос «странного человека» был хрипловатым и как бы надорванным, что придавало ему особую окраску, вместе с огнем «марсова поля» отуплял и убаюкивал.
Молодые девушки шутили и смеялись так задорно и непринуждённо, что у всех присутствующих, глядя на них, иногда, невольно появлялась улыбка. Ребята молчали и курили, лишь изредка обмениваясь короткими фразами.
Молодой человек сидящий возле огня снова достал монетку и бросил в огонь.
Слева от него, так же, на теплый гранит, присел неизвестно откуда пришедший мальчишка лет двенадцати, он деловито достал сильно не полную пачку сигарет и зажигалку, привычным движением прикурил и шумно затянулся. Пацан печально смотрел на огонь и молча курил. К нему подошла молодая девушка неопределенного возраста.
- А не рановато тебе курить?
- Я уже года три курю (привычно ответил пацан)

- А твои родители об этом знает? – в словах был явный укор.
- моя мама умерла три года назад, а отцу всё ровно.
Девушка потупила взгляд, в ней разгоралась буря эмоций от жалости до страха, в глазах заблестело отражение огня, как у японских мультяшных героев, она не могла оторвать взгляда от мальчишки.
Заворожено глядя на пацана, девушка, глотая слезы и старательно пытаясь не показывать эмоций, спросила:
- А что ты здесь делаешь в такое позднее время?
- Я часто тут бываю, мы с мамой иногда приходили сюда…
Её рука потянулась к спутанным и давно не стриженым волосам мальчишки, она стала поглаживать его по голове. Её движения были неловкими и неуверенными, она как будто старалась хоть на миг побыть его мамой, или хотя бы, дать ему немного теплоты и ласки, так сильно не достающих этому мальчишке.
- Бедный мальчик, - сказала девушка и приобняла его за плечи. Это был тот случай, когда говорят: «обнять и плакать» и именного этого ей хотелось в этот момент. Она понимала свою беспомощность, и в то же время, ей хотелось хоть как-то помочь пацану.
Сигарета безвольно застыла, зажатой между пальцами ещё детской руки. Он не сопротивлялся её поглаживаниям по густым, русым волосам и назойливым объятиям как сопротивляются мальчишки его возраста маминым ласкам показывая, что они уже взрослые.
Звон очередной монетки, брошенной в огонь молодым человеком, сидящим справа от них, внезапно разорвал тишину. Монетка попрыгала по бронзовой оправе вечного огня, потом немного прокатилась на ребре и осталась стоять, не упав в огонь. Все заворожено смотрели на движения монетки и даже немного разочаровались, что она не упала в огонь, своими взглядами, как будто стараясь сдвинуть её с места. Но монета упрямо стояла неподвижно. Все как будто этого ждали, это было редкой, почти нереальной случайностью. Некоторые обращали внимание друзей на стоящую на ребре монетку, как по волшебству застывшей на краю бронзовой кромки вечного огня. Даже «странный человек» прервался на пол слове и пытался сфокусировать нетрезвый взгляд на медной монете. Чудо было простым и нелепым, все понимали странность происходящего. Тишина, повисшая в воздухе, стала тяжелеть и окутывать всех присутствующих. Все ждали звона упавшей монеты, но она стояла, несмотря на порывистый осенний ветер.
- Как ты это сделал? – спросила девушка, не отрывая взгляда от монеты.
- Хочешь упадет? – ровным голосом, глядя в огонь сказал молодой человек.
- Хочу… - так же заворожено глядя на упрямую монету, сказала девушка.

Внезапно монета, медленно, почти незаметно покатилась по бронзовой оправе и упала в огонь. Все выдохнули. Долгожданный момент наступил, монета упала, но облегчения никто не почувствовал. Напряжение, которое несколько минут сковывала всех присутствующих, не пропало и от этого становилось ещё более неуютно, хотя, что может быть более неуютным, чем находится в этот промозглый и ветреный осенний вечер вблизи Невы посередине «Марсова поля»?

- Интересно - сказала девушка, глядя на то место, где несколько секунд назад была монета – а ведь раньше люди прыгали через огонь, точнее через костры…
- Да, веселье было такое… - сказал молодой человек и невесело улыбнулся
- Страшно, наверное… - девушка пожала плечами, поежившись, стала натягивать воротник теплого свитера на нос, а рукава на кисти рук, чтобы согреться.
- Попробуем? – молодой человек протянул девушке руку открытой ладонью вверх.
Девушка тревожно стала всматриваться в глаза молодого человека, пытаясь уловить подвох, в ее взгляде был жуткий интерес и смятение и страх одновременно, в таком взгляде невозможно разглядеть мыслей, они слишком медлительны, лишь эмоции, буря эмоций.
- А мы не пропадем как монетки? (скорее себя, чем его спросила девушка)
Шутка ли сказать, молодой парень, поздним вечером в центре столь не заурядного события, при мистических обстоятельствах, имени которого она не знает… имени?! Да она вообще ничего о нем не знает! И куда он её зовет? В огонь? Бред! – возможно подумала девушка, и протянула ему руку.
Сосны стоящие по периметру монумента, заскрипели от сильного порывистого ветра, как бы переговариваясь друг с другом глядя на всё происходящее.
Девушка, немного поколебавшись, взяла его за руку, как ни странно рука была сухой и теплой, несмотря на погоду. Они вместе встали и пошли к огню. Ни на секунду не останавливаясь, они шагнули на бронзовую оправу памятника. Ветер порывами дул в спину как бы подталкивая их.
Люди стоявшие вокруг внимательно следили за действиями двух молодых сумасшедших ещё несколько минут пришедших врозь.
Они постояли пару секунд и молча шагнули в огонь.

Огонь мягкими языками окутывал, проглатывал и очищал. Самым страшным было не закрывать глаза, увидеть, как сквозь пламя виднеются огни города, но даже при закрытых веках огонь остается. Огонь нельзя выгнать или просто закрыть глаза, особенно если он в тебе.
Замершие вокруг мемориала люди проводили взглядом молодых людей уходящих в темноту «марсова поля». Свет огня, провожая, гладил их спины, и они ушли не оглядываясь.

+4